# Казахстан приветствует женщин из #IslamicState, осторожно

Кредит Тара Тодрас-Уайтхилл для Нью-Йорк Таймс

Молодая женщина сказала, что думает, что собирается в отпуск в Турцию, но вместо этого оказалась в Сирии, обманутой, по ее словам, ее мужем, который присоединился к Исламскому государству. Она сама, она сказала, никогда не подписывалась на обучение ИГИЛ, пишет

Но в Казахстане государственные психологи не рискуют. Они слышали эту историю раньше. Они зачислили молодую женщину Аиду Сарину - и множество других, которые когда-то были жителями Исламского государства, - в программу лечения исламистского экстремизма.

«Они хотят знать, опасны ли мы, - сказала г-жа Сарина, которая является 25 и имеет маленького сына.

В отличие от практически всех западных стран и большей части остального мира, Казахстан приветствует домашних женщин, таких как Сарина, хотя и осторожно, несмотря на отсутствие доказательств того, что программы дерадикализации работают, а не арестовывает их, если они осмеливаются появиться.

Так, как сцена из мечты прокурора, маленький отель в пустыне западного Казахстана заполнен этими женщинами, которых многие правительства рассматривать как подозреваемых террористов.

КредитТара Тодрас-Уайтхилл для Нью-Йорк Таймс

Мужчины тоже могут вернуться в Казахстан, хотя они грозит немедленный арест и перспектива тюремного заключения на год 10. Лишь немногие приняли предложение.

На месте лечения, в Реабилитационном центре добрых намерений, женщинам предоставляются няни, которые ухаживают за своими детьми, кормят их горячей пищей и лечат врачи и психологи, проверяя подход мягкого прикосновения к людям, связанным с террористической группой.

По мнению г-жи Сарины, это далеко от ее предыдущей жизни в зловонном лагере беженцев в северо-восточной Сирии, контролируемой курдами, куча человеческих отходов тысяч бывших жителей Исламского государства, презираемая большинством мира.

Она попросила кого-то спросить, как она себя чувствует. «Как будто твоя мать забыла забрать тебя из детского сада, но потом вспомнила и вернулась за тобой», - сказала она.

Вместо того, чтобы относиться к женщинам как к преступникам, специалисты реабилитационного центра побуждают женщин рассказывать о своем опыте.

«Мы учим их прислушиваться к негативным ощущениям внутри себя», - сказал о методе Ляззат Надиршина, один из психологов. «Почему это негативное чувство пузырится?», - сказала она, спрашивая своих пациентов. «Чаще всего это чувство, что маленькая девочка злится на свою мать».

Созданные в январе, чтобы быстро обрабатывать десятки женщин, чьи радикальные идеи могли бы оссифицировать, если бы их бросили в тюрьму на длительные периоды, услуги центра не столько в интересах женщин, сколько в обществе, к которому они скоро присоединятся, утверждают организаторы.

Исламское государство вербовало более иностранных боевиков 40,000 и их семей из стран 80 по своей быстрой дуге от расширения до краха, от 2014 до этого года. Поддерживаемые Америкой курдские ополченцы в Сирии по-прежнему придерживаются минимум 13,000 иностранных последователей ИГИЛ в переполненных лагерях, в том числе как минимум 13 Американцы.

Американские дипломаты оказывают давление на страны, чтобы они репатриировали своих граждан, хотя и с небольшим успехом.

«Правительства не являются большими поклонниками экспериментов с этой группой, потому что риски слишком высоки», - сказал Лисбет ван дер Хайде, эксперт по исламской радикализации в Международный центр по борьбе с терроризмом в Гааге.

Более того, по ее словам, исследования программ дерадикализации, продолжавшиеся десятилетия назад, не показали явных преимуществ.

Правительства испытали это на неонацистах, членах Красных бригад и боевиках ИРА, среди прочего, с неоднозначными результатами. «Действительно ли имеет значение, проходите ли вы программу реабилитации?», - сказала она. «Мы не знаем».

Фото и Галерея и Картика товара

«Они хотят знать, опасны ли мы, - сказала Аида Сарина.
КредитТара Тодрас-Уайтхилл для Нью-Йорк Таймс

Екатерина Сокирянская, директор Центра анализа и предотвращения конфликтов, сказала, что программы дерадикализации не дают никаких гарантий, но являются альтернативой бессрочному лишению свободы или смертной казни.

Западные правительства проявляют мало сочувствия. Женщины-смертницы вряд ли редкость. Великобритания и Австралия аннулировали гражданство граждан, присоединившихся к Исламскому государству. Франция позволяет своим гражданам быть судили в иракских судахгде сотни людей были приговорены к смертной казни в ходе судебных процессов, которые длятся всего несколько минут.

РЕКЛАМА

Казахстан стремился к большей роли в международной дипломатии, предлагая различные инициативы для решения глобальных проблем, в том числе предлагая размещение ядерных отходов других стран на своей территории. И на сегодняшний день это единственная страна с большим контингентом граждан в Сирии, которая согласилась репатриировать их всех - пока что всего 548.

Программа длится около месяца. Женщины встречаются индивидуально и в небольших группах с психологами. Они проходят арт-терапию и смотрят спектакли, поставленные местными актерами, которые преподают уроки нравственности в ловушках радикализации.

«Это успех, когда они признают вину, когда они обещают относиться к неверующим с уважением и когда они обещают продолжить обучение», - сказал Алим Шауметов, директор неправительственной группы, которая помогла разработать учебный план.

«Мы не предлагаем процентные гарантии 100», - добавил он. «Если нам удастся добиться успеха 80 в процентах, это все равно успех».

Фото и Галерея и Картика товара

Учителя и помощники, устраивающие детскую викторину в игровой комнате лечебного центра.
КредитТара Тодрас-Уайтхилл для Нью-Йорк Таймс

Фото и Галерея и Картика товара

«Я не встречала ни одной сестры с какой-то идеологией, оставленной внутри нее», - сказала справа Фарзиева. «Мы понимаем, что были неправы».
КредитТара Тодрас-Уайтхилл для Нью-Йорк Таймс

Г-жа Надиршина, психолог, сказала, что ежедневный ужас жизни в Исламском государстве привел некоторых женщин к радикализму. По ее словам, сама небезопасная их жизнь в последние годы и месяцы может быть использована в процессе дерадикализации, предлагая женщинам безопасную и безопасную среду.

РЕКЛАМА

И наоборот, по ее словам, любая угроза со стороны правительства в этот деликатный период, как строгие допросы в полиции, будет работать в разных целях. Например, охранники-мужчины строго следят за тем, чтобы не запугать женщин.

Тем не менее, большинство аналитиков радикализма отвергают мнение о невестах ИГИЛ как о просто запуганных молодых женщинах под прикрытием мужа-террориста. Некоторые боролись, в то время как другие по крайней мере взращивали своих фанатиков. Обращение с женщинами стало загадкой, поскольку они лежат в масштабе где-то между жертвами и преступниками.

Сарина сказала, что она вылечилась. Она сказала, что вскоре после прибытия в Сирию ее муж умер, и она исчезла в так называемом доме вдов в Ракке, столице Исламского государства. Бойцы регулярно останавливались, чтобы выбрать новых невест, сказала она, но г-жа Сарина не вступала в повторный брак.

По мере того как боевые действия усиливались, представитель ИГИЛ, отвечающий за эвакуацию вдов, вместо этого оставил их в пустыне, сказала она. Они выжили, поедая траву. Некоторые дети замерзали в холодные ночи.

Теперь, г-жа Сарина сказала, что она была наставником для других возвращающихся женщин в Казахстане, говоря им, что ИГИЛ не защитило их, поэтому они должны теперь доверять правительству. «Я хочу, чтобы мир знал, что реабилитировать нас полностью реалистично», - сказала она.

Тем не менее, Кеншилик Тышхан, профессор религии, который пытается убедить женщин в программе принять умеренную форму ислама, сказал в интервью, что некоторые женщины «выражают эти идеи о том, что неверующий может быть убит». И многие демонстрируют небольшое раскаяние, он сказал

«Каждый имеет право на ошибку», - рассказывает Гулпари Фарзиева, 31, о своей поездке в Сирию и о браках в течение шести лет с правопреемством боевиков Исламского государства. Даже после трех недель лечения она выглядела удивительно неуязвимой для боевиков.

Она вспомнила, что однажды в Сирии она принимала гостей на своей вечеринке. Готовя пельмени и выпекая торт, она бросилась на рынок за скатертью, которую забыла купить в более ранней поездке.

На рынке она увидела мерзкую сцену «пять или шесть безголовых тел» на земле вместе с «большим количеством крови». Между двумя ее поездками произошла публичная казнь. Она отвела глаза, сказала она.

Тем не менее, по ее словам, она купила скатерть и сказала, что ужин прошел плавно, и все гости хорошо провели время.

В другой момент, сказала г-жа Фарзиева, боевику, живущему через улицу, в качестве подарка подарили порабощенную наложницу езидов. «Мне было жаль ее», - сказала она. «Она тоже была женщиной». Но как не мусульманинПо ее словам, женщина не может быть принята в качестве жены с такими правами, как это предусмотрено.

В конце концов, госпожа Фарзиева выразила покаяние. «Я не встречала ни одной сестры с какой-то идеологией, оставшейся внутри нее», - сказала она. «Мы понимаем, что были неправы».

Комментарии

Комментарии Facebook

Теги: , , , , ,

Категория: Главная страница, EU, ислам, Казахстан, Казахстан, Радикализация, терроризм

Комментарии закрыты.