Долгая европейская #security и #defence

| 13 февраля 2018

В феврале 14-15 министры обороны НАТО 2018 снова соберутся в Брюсселе, чтобы обсудить основные угрозы, с которыми сталкивается мир в наши дни. НАТО состоит из государств-членов 29, но 22 из них одновременно являются государствами-членами ЕС, пишет Адомас Abromaitis.

Говоря в целом, решения, принятые НАТО, являются обязательными для ЕС. С одной стороны, НАТО и США, как основной финансовый донор, и Европа очень часто имеют разные цели. Их интересы и даже взгляды на пути достижения безопасности не всегда одинаковы. Тем более, что различия существуют и в ЕС. В последнее время значительно возросли европейские военные амбиции. Постановлением о создании пакта о защите прав Европейского союза, известного как постоянное структурированное сотрудничество по безопасности и обороне (PESCO) в конце прошлого года, стало явным индикатором этой тенденции.

Это первая реальная попытка создать независимую защиту ЕС, не полагаясь на НАТО. Хотя государства-члены ЕС активно поддерживают идею более тесного европейского сотрудничества в области безопасности и обороны, они не всегда согласны с работой Европейского союза в этой области. На самом деле не все государства готовы тратить больше средств на оборону даже в рамках НАТО, что требует расходов не менее 2% от их ВВП. Таким образом, согласно собственным данным НАТО, это требование удовлетворяло только США (а не государство-член ЕС), Великобритания (выход из ЕС), Греция, Эстония, Польша и Румыния в 2017. Поэтому другие страны, вероятно, хотели бы усилить свою защиту, но не способны или даже не хотят платить дополнительные деньги за новый военный проект ЕС.

Следует отметить, что только те страны, которые имеют большую зависимость от поддержки НАТО и не имеют возможности защитить себя, тратят 2% своего ВВП на оборону или демонстрируют готовность увеличить расходы (Латвия, Литва). Такие страны-члены ЕС, как Франция и Германия, готовы «вести процесс» без увеличения взносов. Они имеют более высокий уровень стратегической независимости, чем страны Балтии или другие страны Восточной Европы. Например, французский военно-промышленный комплекс способен производить все виды современного оружия - от пехотного оружия до баллистических ракет, атомных подводных лодок, авианосцев и сверхзвуковых самолетов.

Тем более, Париж поддерживает стабильные дипломатические отношения со странами Ближнего Востока и Африки. Франция также имеет репутацию давнего партнера России и может найти общий язык с Москвой в кризисных ситуациях. Он уделяет большое внимание национальным интересам за его пределами.

Важно также, что недавно Париж представил наиболее продуманный план создания 2020 интегрированных панъевропейских сил быстрого реагирования в первую очередь для использования в экспедиционных операциях для обеспечения мира в Африке. Военная инициатива французского президента Макрона содержит пункты 17, направленные на совершенствование подготовки войск европейских стран, а также повышение степени боевой готовности национальных вооруженных сил. В то же время французский проект не станет частью существующих институтов, а будет реализовываться параллельно с проектами НАТО. Франция намерена настойчиво «продвигать» проект среди других союзников ЕС.

Другие интересы государств-членов ЕС не столь глобальны. Они формируют свою политику в области безопасности и обороны, чтобы укрепить возможности ЕС по защите самих себя и привлечь внимание к их собственным недостаткам. Они не могут предложить ничего, кроме нескольких войск. Их интересы не выходят за рамки их собственных границ, и они не заинтересованы в разгоне усилий, например, через Африку.

Руководство ЕС и государства-члены еще не достигли соглашения о концепции военной интеграции, начало которой было дано с момента принятия решения о создании постоянного структурированного сотрудничества в области безопасности и обороны. В частности, Высокий представитель Европейского союза по иностранным делам Федерика Могерини предлагает долгосрочный подход к стимулированию более тесной интеграции европейского военного планирования, закупок и развертывания, а также интеграции дипломатических и оборонных функций.

Такой медленный прогресс более удобен для официальных лиц НАТО, которых встревожил революционный французский проект. Вот почему генеральный секретарь Столтенберг предупредил своих французских коллег о необдуманных шагах по европейской военной интеграции, что может привести к его разуму к ненужному дублированию возможностей альянса и, что самое опасное, создать конкуренцию между ведущими производителями оружия (Франция, Германия, Италия и некоторые другие европейские страны), в то же время переоборудовав европейскую армию современными моделями, чтобы привести их к одному и тому же стандарту.

Таким образом, поддерживая идею более тесного сотрудничества в военной сфере, государства-члены ЕС не имеют единой стратегии. На компромисс и равновесие потребуется много времени для создания сильной системы обороны ЕС, которая будет дополнять существующую структуру НАТО и не столкнется с ней. Длинный путь к общим взглядам означает для Европы долгий путь к защите Европы.

Теги: , , ,

Категория: Главная страница, Обороны, EU, НАТО, Обзор